Региональная научно-практическая конференция Программа столетия Конкурсы ПГСГА Подарки гостям Нас поздравляют Фильмотека
Региональный праздник студенчества История академии Корифеи науки Воспоминания современников Фотогалерея Архив газеты

1911 – 1929 гг.

ГЛАВА I

У истоков: От Самарского учительского

к Средне-Волжскому педагогическому (1911 – 1929 гг.)

Дискуссии о дате основания педагогического вуза в Самаре ведутся местными специалистами с начала 1970-х годов. Так или иначе, этот вопрос поднимается практически во всех работах, посвященных истории народного и педагогического образования в Самарском крае. К сожалению, из-за недостаточности документальной архивной базы в трудах самарских краеведов имеются по этому вопросу существенные разночтения.

Одним из самых обстоятельных исследований по истории открытия и становления Самарского учительского института стало монографическое издание выпускника исторического факультета ПГСГА, доктора исторических наук В.Ю. Кузьмина «Самарский учительский институт (1911-1918 годы)».[1] Делая обзор местной историографии советского и постсоветского периодов, автор выделяет ряд значимых трудов по истории развития образования в Самарской области. Это, в первую очередь, работы К.Я. Наякшина (в частности, проведенный им анализ уровня грамотности населения Самарской губернии первой четверти XX века), а также труды С.И. Стегунина, О.С. Струкова, Л.В. Храмкова, П.С. Кабытова, Ю.А. Стойковича, посвященные изучению системы самарского народного образования дореволюционного и советского периодов. Так, Ю.А. Стойковичем была составлена классификация учебных заведений, в соответствии с которой учительский институт вошёл в группу средних специальных образовательных учреждений На основании анализа статей из местных СМИ С.И. Стегуни­ным был сделан вывод о реорганизации в 1918 году Самарского педагогического института в университет.

По мнению же Л.В. Храмкова и П.С. Кабытова, педагогический институт (некоторое время спустя преобразованный в университет) был учрежден 21 августа 1917 года на базе Самарского учительского института и эвакуированного учительского института из города Вильно.

О.С. Струков относит преобразование Самарского учительского института в педагогический вуз к 1917 году. Автор ссылается на отчет о деятельности Самарского педагогического института за 1917-1918 учебный год.

Стоит также отметить, что наиболее полно история самарского высшего образования отражена в монографиях профессора А.Н. Колпакова, в частности, в его третьей книге: «Педагогическое образование в Самаре. История высшей школы Самары», вышедшей в свет в 2010 году[2].

Традиционно с начала 30-х и до 70-х годов ХХ века в работах местных краеведов сложилось и до сих пор бытует утверждение, что педагогический институт в Самаре был открыт в 1929 году. При этом исследователи ссылаются на постановление Совета Народных Комисаров (СНК) РСФСР № 516 от 18 июня 1929 г. «Об изменении в сети и структуре высших учебных заведений РСФСР на 1929-1930 учебный год», в котором указано: «Открыть вновь… педагогический институт в Самаре». В соответствии с этим постановлением в Уставе вуза до 2009 г. датой основания педагогического института в Самаре значился 1929 год.

С 1970-х годов Самарские краеведы стали указывать еще одну дату основания ПГСГА – август-сентябрь 1917 года, когда по ходатайству Самарской губернской управы Министерство народного просвещения Временного правительства России дало согласие открыть в Самаре Педагогический институт Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 года. Краеведы полагают, что базой для создания Самарского педагогического института явилось слияние двух учительских институтов: Самарского и Виленского, находившегося в период Первой мировой войны в эвакуации в Самаре (с весны 1915 г.). Как показывают архивные источники, такое утверждение является не совсем верным.

Действительно, в августе-сентябре 1917 г. в Самаре был открыт Педагогический институт Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г., но он не был результатом слияния двух названных учительских институтов, а открылся независимо от них. К тому же через год Указом Комитета членов Всероссийского учредительного собрания (Комуча) № 216 от 10 августа 1918 г., а затем постановлением СНК РСФСР от 21 января 1919 г. он был преобразован в Самарский университет, который, в свою очередь, прекратил существование как самостоятельное учебное заведение в 1927 году.

С конца 90-х годов ХХ века местные краеведы стали утверждать, что датой основания педагогического вуза в Самаре следует считать 1911 год, то есть год открытия Самарского учительского института. Основанием для открытия Самарского учительского института ученые называли Указ царя Николая II. Но содержания и даты выхода этого постановления в работах исследователей не приводилось. К тому же ни в одной из этих работ не был представлен сложный процесс трансформации Самарского учительского института, работавшего до октября 1918 г. по статусу среднего учебного заведения, в педагогическое высшее учебное заведение[3].

Встречаются и другие неточные сведения о дате открытия педагогического вуза в Самаре. Например, в юбилейном издании к 90-летию со дня основания и 40-летию со дня возрождения Самарского государственного университета, вышедшем в свет в 2009 году, говорится: «В 1911 году в Самаре открылся Земский женский педагогический институт, преобразованный в 1913 г. в высший женский педагогический институт». В учебном пособии «Введение в Самарское краеведение» приводятся данные о том, что «в 1911-1913 гг. открывается высший женский педагогический институт памяти 19 февраля 1861 г.». В книге же «Самарская область (география и история, экономика и культура)» проводится мысль о том, что высший женский педагогический институт, открывшийся в 1913 г. в Самаре «в память 19 февраля 1861 г.», по оценкам историков, стал первым в истории Российского Земства вузом.

В силу этих разночтений Министерство образования и науки России до 2009 года не соглашалось с доводами администрации ПГСГА о возможности официального признания 1911 года датой основания педагогического вуза в городе Самара. В 2009 г. благодаря настойчивой и кропотливой работе руководства Академии и сотрудников музея истории вуза документ, послуживший законным основанием для открытия Самарского учительского института в 1911 году, был найден. Таким официальным документом стало Отношение Министра Народного просвещения России попечителю Казанского учебного округа от 22 апреля 1911 г. № 14095[4]. Удалось также подробно проследить по архивам этапы трансформации Самарского учительского института в высшее педагогическое учебное заведение.

В связи с этим Федеральное агентство по образованию Министерства образования и науки Российской Федерации 30 сентября 2009 г. утвердило изменения и дополнения в Устав ГОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия». В этих изменениях абзац первый пункта 1.2. Устава изложен в следующей редакции: «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия открыта 16 октября 1911 года в соответствии с разрешением Министерства народного просвещения как Учительский институт. Академия вновь открыта решением Совнаркома РСФСР № 516 от 18 июня 1929 г. как Самарский государственный педагогический институт».

Для того чтобы детально проследить, как же открывался учительский институт в Самаре в 1911 году, вернёмся в начало прошлого века.

Недостаточное внимание царского правительства к проблеме народного просвещения, слабое финансирование образовательных структур и, как следствие, дефицит высококвалифицированных педагогических кадров – вот, пожалуй, три основные причины катастрофически низкого (в среднем 21,1 %) уровня грамотности в России рубежа веков.

Ситуация с развитием образования в Самарской губернии также была неутешительной. По результатам переписи населения за 1897 год наша область оказалась в этой сфере лишь на 33-м месте в России. Не лучше обстояло дело и в Самаре: каждый второй житель губернской столицы был неграмотен. Недаром один из участников областной переписи отмечал: «В общем, лиц, получивших среднее образование, крайне немного, едва 0,4% всего наличного населения, а с высшим образованием еще меньше, всего 0,03%. Особенно низки показатели образования женщин».

Несомненно, открытие педагогических вузов в губернских городах России в начале ХХ столетия было велением времени: рост промышленности в городах (как результат либеральных реформ 1860-70-х годов и мировой технической революции последней трети ХIХ века), появление новых средств сообщения и связи, формирование армии нового времени – в этих условиях проблема реорганизации системы образования стала одной из первоочередных.

Между тем сложившаяся к началу ХХ столетия система народного образования России была далека от совершенства. Формально объявленное бессословным, образование фактически оставалось сословным. Существовала система «двух коридоров»: для простого народа – начальное образование, для имущих классов – среднее и высшее образование.

Виды образовательных учреждений в России в начале XX века

Начальное образование

Среднее и высшее образование

1) земские

2) городские

3) высшие городские

4) церковно-приходские

5) ремесленные

и другие виды училищ

1) гимназии

2) реальные училища

3) кадетские корпуса

4) высшие женские курсы

5) университеты

6) гуманитарные

и технические институты

Для детей духовенства существовала особая система школ.

Был очевидным и тот факт, что «для первого сева на молодой ниве русского народного образования не хватало главного –… сеятеля… сколько-нибудь подготовленного учителя»[5], поскольку система российского педагогического образования рубежа веков также не была идеальной. Главным препятствием к ее успешному функционированию стало отсутствие единых стандартов в подготовке будущих учителей. «Ковкой» педагогических кадров занимались и министерство народного образования, и земства, и православная церковь. Естественно, каждая из этих структур имела свои образовательные учреждения:

– учительские семинарии;

– церковные и второклассные учительские школы;

– различного рода педагогические курсы и классы в женских учебных заведениях для подготовки учителей начальных школ;

– учительские институты для подготовки учителей высших начальных училищ;

– отдельные педагогические институты;

– немногочисленные высшие педагогические курсы для подготовки учителей средних учебных заведений

и так далее.

Казалось бы, подобное многообразие могло стать залогом успешной педагогической подготовки учащихся. К сожалению, в реальности дело обстояло иначе. Учительские семинарии, народные училища и особенно учительские школы не обеспечивали нужного уровня образования и значительно уступали по степени подготовки мужским гимназиям и реальным училищам[6]. Неудовлетворительным было и качество преподавания на одногодичных и двухгодичных педагогических курсах.

Что касается высших учебных заведений (учительских институтов), то здесь были свои недоработки, например, отсутствие в учебных планах четко выраженной специализации и, как результат, – крайняя ограниченность уровня научной подготовки будущих учителей. Исключение составляли Московский педагогический институт им. Шалапутина и педагогические курсы при учебных округах, готовящие преподавателей для средних учебных заведений. Однако подобных вузов было крайне мало, и они не могли в корне изменить положение дел.

Примечателен тот факт, что самарскими органами власти (Губернским Земством и Городской Думой) предпринимались попытки изменить плачевную ситуацию в сфере высшего профессионального образования губернии. В начале XX века государственными структурами выдвигалась идея открыть в Самаре политехнический институт. К сожалению, многочисленные бюрократические препоны и начавшаяся в 1914 году Первая мировая война привели к остановке проекта.

Конечно, несправедливо было бы утверждать, что в России не происходило никаких изменений к лучшему. Скорее наоборот. Среди передовой интеллигенции рубежа веков развернулось общественно-педагогическое движение за преобразование системы народного образования. Шли ожесточенные дискуссии, поиски новых, более прогрессивных форм подготовки учительских кадров. Эти настроения захватывали и общественность Самарской губернии, что не могло не дать положительных результатов.

Таким образом, в начале ХХ века Самарская губерния стала выделяться среди других областей Поволжья не только благодаря достойному уровню развития промышленности, но и благодаря высоким темпам развития начального и среднего образования. В 1900 году в Самарской губернии насчитывалось 947 начальных училищ, 3 гимназии, 49 специальных учебных заведений с профессионально-техническим обучением, фельдшерско-акушерская шко­ла, земская школа сельских учительниц, учительская семинария, духовная семинария, частные мужские и женские пансионы и т. д. Эти цифры продолжали расти, и к 1903 году в Самарской губернии (благодаря инициативе земцев) в короткий срок было открыто дополнительно 21 среднее женское или смешанное учебное заведение.

И всё бы хорошо, но в городе не было ни одного высшего учебного заведения. Более того, в огромнейшем Поволжско-Ураль­ском регионе высшее образование в начале ХХ века можно было получить только в Казани![7] Там же действовал и единственный в Казанском учебном округе Учительский институт. Неудивительно, что при таком положении вещей необходимость восполнить недостаток педагогического персонала стала одной из важнейших задач самарских властей. Впервые основательно и серьезно заговорили об этом еще в 1901 году, когда группа губернских гласных на очередном Земском собрании подняла вопрос об открытии в Самаре высших женских педагогических курсов. Тогда собрание отклонило это предложение, посчитав его преждевременным. Однако спустя 2 года к этой теме пришлось вернуться.

Отрадно, что в результате длившейся более 10 лет тяжелой и упорной борьбы за основание в Самаре высшей педагогической школы вопрос был решен положительно. Собрание поручило Земской Управе приступить к реорганизации существовавшей тогда Земской школы сельских учительниц. Конечной целью этого процесса должно было стать «превращение [старого заведения] в высшие педагогические курсы или педагогический институт, в целях дальнейшего преемственного ее развития». Эта мысль была четко изложена в особой Записке, принятой Губернским земским собранием и послужившей началом дальнейшей деятельности по созданию в Самаре Высших женских педагогических курсов.

Губернское собрание высоко ценило деятельность Земской школы сельских учительниц, но было очевидно: в новых условиях ХХ века старая система изжила себя и «должна [была] уступить место другому учебному заведению, более высшему и более нужному для губернии».

Однако процесс основания в Самаре Учительского института был сложным и многоступенчатым. Несмотря на то, что проект был остановлен русско-японской войной (1904-1905) и последующими историческими катаклизмами, в 1909 г. вопрос об открытии в городе высшей школы вновь оказался в центре внимания самарской общественности. По инициативе секретаря Самарской Губернской Земской Управы А.К. Клафтона и ряда других деятелей в 1909 г. создается Общество содействия открытию высшего учебного заведения в Самаре.

В том же году 44-ое очередное Земское собрание принимает окончательное решение о постепенном закрытии Земской школы сельских учительниц и о создании проекта высших педагогических курсов. Вопрос продолжили рассматривать и год спустя (12 января 1910 г.) на 45-ом очередном Земском губернском собрании. Гласные собрания пришли к заключению, что «потребность в педагогическом институте не убывает, а возрастает с годами, ибо в России началось преобразование всех начальных школ в двухклассные и в школы повышенного типа с четырьмя отделениями… Все доводы в пользу скорейшего открытия педагогического института только увеличивались и получили еще большее значение».

Руководствуясь принятым решением, Самарская Губернская Земская Управа обратилась в Педагогическую Академию Санкт-Петербурга с просьбой разработать проект педагогического института в Самаре за земский счет. 14 октября 1910 г. после получения согласия Педагогической Академии проект был заказан. Для выяснения всех необходимых подробностей дела в Петербург был направлен председатель Губернской Земской Управы К.Н. Иньков. Педагогическая Академия горячо откликнулась на просьбу Самарской Губернской Земской Управы, разработав не только проект Устава и план организации института, но и составив приблизительную смету расходов.

14 января 1911 г. вице-президент Петербургской Академии педагогических наук А.Г. Нечаев сообщил самарским властям: проект разработан и одобрен Советом Педагогической Академии.

В проекте Устава было зафиксировано, что «Институт принадлежит к разряду высших учебных заведений и имеет целью высшее педагогическое образование женщин и приготовление преподавательниц для всех классов женских учебных заведений, а равно классных и домашних наставниц. Слушательницы, окончившие институт, получают права, равные правам, окончившим курс высших учебных заведений… срок обучения – 3 года».

В конечном итоге Проект педагогического женского института, получившего название «Педагогический институт Самарского Губернского Земства памяти 19 февраля 1861 г.», был утвержден на 46-ой очередной сессии Самарского Губернского собрания, на заседании 22 января 1911 г.[8]

Важнейшую роль в процессе учреждения педагогического вуза в областной столице также сыграла деятельность правления Казанского учебного округа, куда входили не только Самарская, но и Саратовская, Симбирская, Пензенская и Астраханская губернии.

Как уже отмечалось, в Казанском учебном округе существовал лишь один учительский институт – Казанский, что не давало возможности обеспечить педагогическими кадрами городские начальные (с 1912 г. – высшие начальные) училища МНП входящих в округ областей. Чтобы восполнить этот пробел, попечитель Казанского учебного округа в марте 1909 г. возбуждает ходатайство перед министерством народного просвещения об учреждении в Самаре второго по учебному округу учительского института. Одновременно попечитель ведет переговоры с Самарской Губернской и уездной земскими Управами по вопросу единовременных или постоянных пожертвований на институт (учительские институты открывались тогда на средства казны, но помощь земства была обязательной)[9].

Сообщение о намерении правления Казанского учебного округа добиваться открытия в Самаре учительского института было встречено самарской общественностью неоднозначно. Реакция Губернской Земской управы была очень сдержанной. В ответе правлению Казанского учебного округа говорилось: «Проектируемый округом учительский институт в Самаре имеет в виду специальное назначение в смысле подготовки мужчин-учителей городских училищ, т.е. будет обслуживать интересы только города. Принимая во внимание, таким образом, строго ограниченный круг будущих питомцев института и крайне истощенные средства Губернского земства, Управа полагала бы воздержаться от ассигнований».

Учительская же общественность Самары встретила сообщение Казанского учебного округа с большим одобрением. 16 апреля 1909 г. городская училищная комиссия на своем заседании приняла постановление, в котором предлагалось «поддержать ходатайство перед правлением, исходя из того положения, что Самара является центральным местом восточной части России, где сходятся нити разнообразных интересов населения. Учительский институт как специальное учебное заведение занимает в ряду других учреждений место выше средней школы, следовательно, такое просветительское учреждение для Самары и всего края будет не лишним».

Несмотря на разницу мнений, переговоры между правлением Казанского учебного округа и самарским губернским земством о возможном финансировании и месте размещения учительского института в Самаре продолжались. В результате 5 сентября 1909 г. чрезвычайная сессия Губернского Земского собрания постановила: ассигновать 2500 руб. для открытия учительского института. 5 января 1911 г. указанная сумма была внесена министерством народного просвещения в смету расходов МНП на содержание учительского института в Самаре. В связи с этим в январе 1911 г. правление Казанского учебного округа обратилось к директору народных училищ Самары с просьбой выделить для института помещение, вследствие чего Самарской Губернской Управой было принято решение взять внаем особняк С.А. Гринберга по ул. Дворянской, дом 32/34 (в настоящее время по указанному адресу (ул. Куйбышева, 32) располагается МОУ СОШ «Гимназия № 3»).

Наконец 5 апреля 1911 г. Императором Николаем II был утвержден закон «О государственной росписи доходов и расходов Российской империи на 1911 год», на основании которого министр народного просвещения разрешил открыть с 1 июля 1911 г. Учительский институт в г. Самара[10].

Нельзя не отметить, что руководство Казанского учебного округа оказалось более удачливым в деле открытия Учительского института в городе Самаре. Обратившись в марте 1909 года в Министерство народного просвещения с просьбой открыть в Самаре учительский институт, оно через два года сумело добиться положительного решения[11].

Для организации учительского института попечителем Казанского учебного округа в Самару был командирован исполняющий обязанности инспектора Сарапульского реального училища, преподаватель математики, статский советник Николай Петрович Кильдюшевский.

Потомственный дворянин, выпускник Императорского Казанского университета, обладатель почетных знаков отличия (Ордена Анны II степени, медалей Императора Александра III, 300-летия Дома Романовых и 100-летия Отечественной войны 1812 г.), Н.П. Кильдюшевский стал первым директором Самарского учительского института.

Список преподавателей 
Самарского учительского института
в 1911-1912 учебном году*

ФИО преподавателя

Наименование предмета

Виктор Алексеевич Коблов (Камышинская женская гимназия)

Закон Божий

Константин Александрович Соловьев

Курс математики

Петр Иванович Иванов

Курс истории и географии

Николай Петрович Двинянинов

Курс естествоведения
и физики

Константин Серпионович Аксенов
(Самарская церковно-учительская школа)

Курс русского
и славянского языков

Павел Владимирович Щапов

Курс графических
искусств

Петр Васильевич Покровский

Обязанности врача

Курс гигиены

Александр Яковлевич Олейников

Курс пения

Франц Вячеславович Мрачек

Курс гимнастики

Итак, 17 июня 1911 г. в редакции газет «Городской вестник», «Голос Самары», «Волжское слово», «Самарская газета» за подписью Н.П. Кильдюшевского поступило для опубликования объявление следующего содержания: «С 1 июля 1911г. открывается в г. Самаре Учительский институт. Прошения лиц, желающих поступить в 1-ый класс института, принимаются в канцелярии директора народных училищ Самарской губернии (угол Троицкой и Симбирской улиц)».

Во второй половине сентября были проведены приемные экзамены, по результатам которых (и по особому разрешению попечителя Казанского учебного округа) в первый класс (на первый курс) было зачислено 35 человек. Это превышало установленную норму на 15 человек, так как по опубликованному закону прием в Самарский учительский институт на 1911 г. был определен в 20 человек, в Саратовский – 30 человек.

16 октября 1911 г. состоялось торжественное открытие самарского учительского института: «К часу этого дня в актовом зале института собрались ýчащие (преподаватели) и учащиеся открываемого учебного заведения, представители местных учебных заведений и дирекций народных училищ, а также и другие приглашенные лица.

Молебен с водосвятием совершал отец-ректор Самарской духовной семинарии Архимандрит Виссарион в сослужении законоучителя института священника В.А. Коблова и смотрителя Ильинской церкви А.А. Умова. По окончании молебна директор Самарского учительского института Н.П. Кильдюшевский приветствовал «новый рассадник просвещения» и сказал несколько слов о задачах русской православной школы».[12]

Отец-законоучитель института, священник В.А. Коблов произнес речь о характере и направлении деятельности русской школы и о главных качествах педагога-христианина. Особое внимание батюшка уделял вопросам нравственного воспитания молодого поколения, подчеркивая, что «религия – это охрана детской души, это лучшая пристань и якорь для её начинающейся жизни и деятельности…»

Говоря об изменении ментальности современного человека и ценностной системы общества в целом, В.А.Коблов отмечал: «В … печальные дни болезней духа мы, прежде всего, должны стараться оздоровить душу и поднять её снова до евангельских высот, а это возможно сделать христианским воспитанием в нашей школе…

Если… школа должна вести детей к идеалу христианскому, стремиться к тому, чтобы в каждом своем питомце воспитать верующего христианина, нравственно доброго и полезного гражданина своего Отечества и послушного сына церкви, то само собою понятно, что и вся обстановка и весь учительский персонал должен быть искренно проникнут духом религиозности и высокой нравственной настроенности. Человек безрелигиозный или индифферентно относящийся к вопросам веры и нравственности не может и не должен быть воспитателем вообще, а в нашей низшей школе в особенности…»

В.А. Коблов подтверждал первостепенность духовной роли учителя в образовательном процессе и определял религию и веру как важнейший нравственный ориентир педагога в деле воспитания и обучения: «Звание учителя – воспитателя есть великое, трудное, нравственно-ответственное звание и первое после пастырства. Для педагога недостаточно хорошо знать приемы, искусство воспитания, но необходимо иметь ещё и призвание. Христианская религия – это не только система верований и убеждений, но сама жизнь для Бога и для ближних. Усвоив христианское миросозерцание и глубоко им проникнувшись, учитель сделает по истине великое, святое дело, если не только сам будет руководиться в жизни велениями Христа, но и детей поведет к Нему, как Величайшему и Божественному Учителю любви и правды...»

Конечно, первые выпускники Самарского учительского института не получали высшего образования в традиционном понимании этого слова. Учебно-воспитательная деятельность вуза переживала процесс становления, институт готовил учителей высших начальных училищ, которые направлялись на работу по «назначению учебного начальства». Тем не менее молодое образовательное учреждение быстро развивалось. Общее количество воспитанников и выпускников Самарского учительского института составляло по годам:

Год

Количество

воспитанников

Количество выпускников,

окончивших институт

1911

35

1913 – 1914

88

1914 – 1915

84

33

1915 – 1916

70

27

1916 – 1917

54

27

Важно и то, что с открытием учительского института тихая провинциальная Самара поднялась в культурном отношении на ступеньку выше, встав в ряд университетских городов Российского государства. Однако губернское земство и общественность настойчиво продолжали ставить вопрос об учреждении в Самаре высшего педагогического института, и уже 13 декабря 1911 г. 47-ая очередная сессия Губернского Земского собрания вновь обсуждала этот вопрос. В докладе Губернской Земской Управы были озвучены отчётные материалы о проделанной работе. Докладчик отмечал, что редакционная комиссия по Уставу института во главе с профессором Педагогической Академии, директором Высших педагогических женских курсов С.Ф. Платоновым одобрила Устав и внесла только два изменения (срок обучения был расширен с 3-х до 4-х лет и увеличено денежное содержание с 65 тысяч рублей до 80 тысяч).

На сессии разгорелись нешуточные споры между сторонниками и противниками открытия в Самаре высшей педагогической школы. Часть депутатов высказалась за предложение удовлетвориться открытием учительского института, часть стояла за открытие педагогического института. В выступлениях звучали заявления такого характера – одного учительского института недостаточно, так как «жизнь идет вперед». Председатель собрания предложил на выбор пересмотреть вопрос по существу или остаться при старых постановлениях об открытии педагогического института в Самаре. После жарких дебатов собрание постановило остаться при старом решении об открытии Высшего женского педагогического института и, утвердив указанные комиссией изменения, утвердило проект Устава в целом. Проект был представлен в Министерство Просвещения 10 июля 1912 г.

Продвижением данного Проекта на уровне правительства занимался депутат Государственной Думы И.С. Клюжев. Он неоднократно обращался в различные государственные структуры с просьбой ускорить отзывы на инициативу Самарского земства. В 1912-1914 гг. проект учреждения Высшего женского педагогического института в Самаре рассматривался в Министерстве народного просвещения, Министерстве финансов, Министерстве внутренних дел и Собственной его Императорского Величества канцелярии, в Совете министров и Государственной Думе, в Государственном Совете. На всех уровнях, как правило, отзывы о проекте и штатах педагогического института были одобрительные, за исключением незначительных дополнений. Важно отметить тот факт, что Самарское земство было готово взять на себя значительные расходы по содержанию будущего института (годового штата института в 83000 рублей).

Окончательное рассмотрение дела об утверждении Самарского педагогического института было задержано из-за начавшейся Первой мировой войны. В итоге последние инстанции – Особая и Финансовая комиссии Госсовета – вынесли свою резолюцию об открытии высшего педагогического института в Самаре только к февралю 1917 г., однако политические события февраля и смена власти в России в марте 1917 г. снова отсрочили рассмотрение вопроса об учреждении педагогического института в губернской столице. Только после Февральской революции 1917 года Самарское губернское земство начинает ходатайствовать об открытии в городе государственного университета. К сожалению, Временное правительство России утвердило открытие в Самаре только педагогического института, о чем в июле того же года самарская пресса писала: «Министерство народного просвещения разработало законопроект об учреждении женского педагогического института Самарского земства в составе историко-филологического и физико-математического факультетов. Историко-филологический факультет предполагается открыть с начала этого учебного года».

14 августа 1917 г. в Самару поступило предложение Министерства просвещения за № 7541 об открытии педагогического института. В ответ на это предложение в Самаре 16-22 августа 1917 г. состоялось чрезвычайное Губернское земское собрание, которое приняло постановление с начала 1917-1918 учебного года открыть педагогический институт в составе одного историко-филологиче­ского факультета и передать институту здание бывшей Земской школы сельских учительниц[13]. Более того, собрание поручило Земской Управе позаботиться об открытии с осени 1918 г. физико-математического факультета и вслед за этим – хлопотать о скором преобразовании педагогического института в университет. В связи с этим собрание просило разрешения принимать в институт не только женщин, но и мужчин, и предлагало избрать временную организационную комиссию по созданию вуза.

В итоге 22 августа 1917 г. Временное правительство России утвердило «Положение о женском педагогическом институте Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г.» и, что важно, санкционировало его открытие в составе двух факультетов: историко-филологического и физико-математического. В документе говорилось: «Институт принадлежит к разряду высших учебных заведений и имеет целью доставлять лицам женского пола высшее педагогическое образование». Подчеркивалось также, что слушательницы института, прошедшие четырехгодичный курс, выполнившие по учебному плану практические занятия и сдавшие установленные испытания, получают диплом об окончании курса одного из Российских университетов, а «сверх сего – звание учительницы средних учебных заведений со всеми правами и преимуществами, сему законно присвоенными». Кроме этого, на титульном листе «Положения» была сделана приписка: «По постановлению Губернского земского собрания 21 апреля 1917 г. Министерством народного просвещения разрешен прием в институт наравне с женщинами и мужчин».

В сентябре-октябре того же года в Самаре началась активная подготовительная работа по открытию педагогического вуза. Для определения состава Совета пединститута и штата его преподавателей в Петроград 4 сентября 1917 г. прибыл заместитель председателя Самарской губернской земской управы Валяев. В эти дни определяется состав Совета пединститута. В него входят:

1) один из основателей педагогической психологии в России, директор Петроградских высших курсов Общества экспериментальной педагогики, профессор Александр Петрович Нечаев (1870-1948), назначенный директором вновь открытого высшего учебного заведения в Самаре;

2) академик Российской Академии Наук (Петроград) В.Н. Перетц;

3) профессор Университета св. Владимира (Киев) И.А. Лециус и другие крупные специалисты в области педагогики, истории и филологии.

К концу месяца в Самаре (по приглашению профессора А.П. Нечаева) собираются все ведущие специалисты будущего педагогического института, профессора, преподаватели, прибывшие из Петрограда и других городов.

Профессор А.П. Нечаев был заметной фигурой в научном и педагогическом сообществе того времени. Он родился 24 октября (5 ноября) 1870 г. в Петербурге, в семье инспектора духовной семинарии. Среднее образование получил в духовной семинарии, а в 1890 г. поступил на философское отделение историко-филологи­ческого факультета Петербургского университета, где и был оставлен (по окончании курса в 1894 году) для подготовки к профессорскому званию. Три года спустя А.П. Нечаев получил степень магистра философии и был зачислен в состав приват-доцентов Петербургского университета. В круг профессиональных интересов А.П. Нечаева входило изучение особенностей развития памяти в школьном возрасте. Взаимоотношение психологии и педагогики, задачи психологического изучения школьников – эти и подобные вопросы стали предметом пристального внимания ученого. Для их решения он начал создавать первую в России лабораторию экспериментальной педагогической психологии при Педагогическом музее, открытие которой состоялось 24 октября 1901 г. В 1907 г. в Петербурге при деятельном участии А.П. Нечаева была создана Педагогическая академия.

Итак, в 1917 г. А.П. Нечаев стал директором Самарского педагогического института, сменив на посту предыдущего руководителя вуза Н.П. Кильдюшевского. С преобразованием в 1918 г. института в университет А.П. Нечаев дважды избирался его ректором (в 1918 и 1921 гг.), однако это назначение было только продолжением его карьерного роста. В 1921 г. исследователь был избран профессором Московского государственного психоневрологического института, а в 1922 г. – его директором.[14] На этом посту он оставался до 1925 г.

В 1935 г. постановлением особого совещания НКВД по статье 58(10) А.П. Нечаев был присужден к ссылке в Казахстан (в Семипалатинск) за «контрреволюционную агитацию». Но и здесь ученый продолжал углубленно заниматься проблемами физиотерапии, невропатологии, психиатрии. С 1935 по 1944 гг. он был научным руководителем Института физических методов лечения, консультантом психиатрической больницы и детской амбулатории. Несмотря на политические гонения, высокий авторитет А.П.Нечаева как ученого сохранился: в 1944 г. по ходатайству Ученого совета Тбилисского университета он был утвержден в ученой степени доктора педагогических наук (без защиты диссертации). В том же году он становится заведующим кафедрой педагогики и психологии Семипалатинского пединститута.

6 сентября 1948 г. А.П.Нечаев скончался. Несомненно, жизненный и творческий путь этого замечательного исследователя позволяет говорить о нем как о выдающейся и неординарной личности, заслуживающей глубокого уважения, памяти потомков и изучения его наследия.

Итак, с осени 1917 г. в Самаре стали функционировать два педагогических учебных заведения: учительский институт и педагогический институт Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г. [15] Кроме того, в Самаре с осени 1915 г. действовал Виленский учительский институт, переведенный в Самару в связи с Первой Мировой войной

Педагогический институт Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г. начал работу в составе одного историко-филологического факультета с двумя отделениями: славяно-русским (словесным) и историческим. В течение учебного года предпринимались попытки решить вопрос об открытии физико-математического факультета. Одновременно с этим укомплектовался состав структурных подразделений института: администрации, правления института, канцелярии, учебной части, попечительского совета (позже – педагогического совета). При институте были созданы библиотека, историко-этнографический музей, общежитие и столовая. В вузе также функционировало историко-филологическое общество, велась активная работа по подготовке и изданию научных трудов[16].

Уже в первом семестре 1917-1918 учебного года в институте функционировали 9 кафедр, а к весне 1918 г. их становится 14. Создается студенческая организация, избирается Совет студенческих старост и Высших курсов общества экспериментальной педагогики[17]. Организуются студенческие кружки – спортивный и кружок любителей музыки.

Неудивительно, что к 4 ноября 1917 г. в канцелярию педагогического института поступило 310 прошений о зачислении в институт. В итоге студентами были зачислены 270 человек, остальные же были приняты вольными слушателями на Высшие курсы общества экспериментальной педагогики. Для проведения производственной педагогической практики слушателей педагогического института было решено предоставить существующую при гимназии Н.А. Хардиной начальную школу.

К счастью, октябрьские события 1917 г. не изменили ход работы Самарского педагогического института. Весной следующего года (в связи с ликвидацией земских органов) Педагогический институт Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г. перешёл в непосредственное подчинение Народного Комиссариата Просвещения РСФСР. Вскоре вуз был переименован в Самарский педагогический институт и стал подведомственным учреждением губернского и городского комиссариатов народного образования.

К слову сказать, институт функционировал недолго, всего один учебный год (1917-1918). С октября-ноября 1917 г. Совет профессоров вуза начал проводить работу по преобразованию института в университет.

С помощью Особой комиссии (состоящей из профессоров, техников и архитекторов) был разработан план постройки нового здания для вуза, а к весне 1918 г. комиссия представила Совету института план создания полного университета.

7 (20) апреля 1918 г. в Самаре состоялось торжественное собрание представителей разных общественных организаций, совета профессоров и отдельных общественных деятелей. На собрании единодушно была одобрена резолюция о немедленном преобразовании педагогического института в полный университет с историко-филологическим, физико-математическим, юридическим и медицинским факультетами, а также университетским политехником. В постановлении, принятом Советом, подчеркивалось, что в университете «должна вестись разработка не только чистых наук, но и прикладных». Было также решено немедленно приступить к постройке университетских зданий. Протокол собрания был послан в Наркомпрос РСФСР. В июне 1918 г. предполагался выезд директора института А.П. Нечаева и делегации института в Москву с целью ходатайствовать о преобразовании педагогического института в университет. Однако нехватка финансовых и других средств, начавшаяся весной 1918 года гражданская война и взятие Самары войсками белочехов привели к тому, что открытие университета было перенесено на осенний период.

Летом и в начале осени 1918 года в городе началось восстановление деятельности упраздненных советской властью органов управления (Губернской земской Управы, Городской Думы и др.)[18]. 20 июня 1918 г. Губернская земская управа принимает решение с осени открыть при педагогическом институте физико-математический факультет по естественному отделению, педагогическую показательную школу и школу физического воспитания.

Наряду с этим продолжались настойчивые попытки преобразования Самарского педагогического института в университет. Проведенное 27 июля 1918 г. совместное заседание Губернской земской управы и правления Самарского педагогического института приняло постановление «ходатайствовать перед Комитетом членов Всероссийского учредительного собрания о немедленном преобразовании педагогического института Самарского губернского земства в Самарский земский университет».

Комуч утвердил указанное постановление, и 10 августа 1918 года приказом № 216 Самарский педагогический институт, учрежденный (как подчеркивалось в тексте приказа) Самарским Губернским земством в память 19 февраля 1861 г., был преобразован в Самарский университет Министерства народного просвещения РСФСР. 11 июля 1918 года приказом Комуча № 217 был утвержден штат профессоров вновь образованного самарского вуза, и в тот же день состоялось торжественное открытие Самарского университета[19].

К этому времени в сфере развития народного образования произошли существенные изменения. В молодом советском государстве были приняты важнейшие правительственные решения, связанные с коренным улучшением постановки высшего образования в стране. Целый ряд документов предусматривал расширение высшей школы и их решительную демократизацию. Отменялись все национальные, сословные и другие ограничения при наборе слушателей в вузы, особое внимание уделялось приему на учебу детей рабочих и крестьянской бедноты[20].

К несчастью, ситуация резко изменилась уже через два месяца после открытия университета: 7 октября 1918 г. Самара была освобождена от белочехов силами Красной Армии, а 10 октября 1918 г. в городе была восстановлена советская власть (Горисполком, Губернские отделы и т.д.), в связи с чем указы Временного правительства и Комуча были признаны недействительными.

В этих непростых условиях перед коллективом университета во главе с его ректором А.П. Нечаевым встал вопрос об официальном признании советской властью только что созданного университета. Необходимые меры были приняты, и в октябре 1918 г. Совет профессоров Самарского университета принял решение отправить для переговоров в Москву делегацию в составе проректора Е.И. Тарасова, профессора В.Н. Ивановского и представителя Самарского Губотдела народного образования[21].

В отчете Е.И. Тарасова Совету профессоров университета читаем: «По приезде в Москву 22 октября мы отправились в Главный Комиссариат по народному просвещению. Все наши бумаги и документы были приняты в канцелярии и взяты для ознакомления Д.Н. Артемьевым – правителем дел Комиссариата. На другой день он озадачил меня заявлением, что ознакомление с нашими документами нисколько не убедили его в необходимости превращения педагогического института в университет. «Первый для губернии был нужен, а второй – роскошь…».

Вероятно, делегация не добилась бы успеха в переговорах с Комиссариатом, если бы не встреча представителей Самары с М.И. Покровским (в то время – с заместителем комиссара Народного просвещения А.В. Луначарского). Принятию положительного решения в вопросе признания самарского университета способствовало интересное обстоятельство: на встрече с М.И. Покровским Е.И. Тарасов положил перед ним на стол первое издание научного сборника «Ученые известия Самарского университета, 1918 г.», который готовился еще Самарским педагогическим институтом памяти 19 февраля 1861 г. и вышел из печати под грифом Самарского университета. М.И. Покровский был поражен: «Как, уже?.. Скоро вы работаете. Да. Трудно теперь идти назад».

Дело решилось положительно, и 16 ноября 1918 г. Наркомпрос поддержал ходатайство самарцев и сделал представление в СНК о преобразовании Самарского педагогического института памяти 19 февраля 1861 г. в университет. Это представление легло в основу Декрета СНК РСФСР от 21 января 1919 г. о создании в Самаре государственного университета. В декрете говорилось: «Преобразовать в государственные университеты бывшие Демидовский юридический лицей в г. Ярославле и педагогический институт в г. Самаре. Сроком открытия университетов считать день первой годовщины Октябрьской революции – 7 ноября 1918 г.».

Так провинциальная Самара стала официальным университетским городом России. Советом университета были утверждены историко-филологический, физико-математический (с естественным отделением), агрономический, медицинский, юридический и другие факультеты. В вузе трудились известные ученые, которых по праву можно считать пионерами в деле развития высшего образования в нашем городе. Это академик В.Н. Перетц, профессора А.П. Нечаев, В.А. Горинеский, И.А. Лециус, Ф.В. Викторов, В.П. Адрианова, П.В. Безобразов, Е.И. Тарасов, А.В. Багрий, Е.А.Рыхлин, Н.П. Фридолин, А.В. Башкиров, В.В. Гольмстен, Л.И. Сергиевский, П.М. Никифоровский, М.Н. Тихомиров, ставший позднее академиком, и другие.

Самарский университет работал до 1927 года. Последний выпуск студентов состоялся в 1926-1927 учебном году, после чего вуз был закрыт из-за финансовых трудностей, связанных с последствиями гражданской войны и голодных неурожайных лет. Вплоть до 1927 года Самарский университет готовил специалистов для народного хозяйства. В разные годы его окончили А.А. Гайваровский и Н.Н. Яковлев – будущие профессора Куйбышевского педагогического института.

Следует также отметить, что открытие государственного университета не стало препятствием для организации в Самаре педагогического института теперь уже на новой основе – на основе слияния Самарского и Виленского учительских институтов.

Началась эпоха глобального реформирования российской образовательной системы. Период октября 1917 г. – начала 20-х годов в России стал периодом претворения в жизнь новых, советских установок в области народного просвещения. Это был период строительства единой общеобразовательной трудовой школы и перестройки системы педагогического образования с целью повышения качества подготовки учителей.

В ходе подготовительной работы в стране были проведены важнейшие мероприятия:

Во-первых, к весне 1918 г. была учтена сеть педагогических учебных заведений. Проблемы реформирования педагогического образования обсуждались на Всероссийских, республиканских, зональных и местных съездах учителей, руководителей Губернских органов народного образования, профсоюза работников просвещения и т.п.

Во вторых, 7 мая 1918 г. в Москве состоялся Всероссийский съезд делегатов 22-х учительских институтов, который рассмотрел вопрос «О возведении учительских институтов в статус высших учебных заведений и присвоении реформированным институтам наименования педагогических». Съезд предложил Наркомпросу РСФСР «реформировать учительские институты в высшие специальные педагогические заведения с 4-годичным курсом обучения». Документы съезда были положены в основу работы комиссии Наркомпроса РСФСР по реформе учительских институтов, разработке нового Устава, программ и учебников для реформируемых институтов.

В третьих, с 18 по 25 августа 1918 г. в Москве прошло созванное Наркомпросом Первое Всероссийское совещание по педагогическому образованию в России. Совещание одобрило программу намеченных Наркомпросом реформ учительских институтов, утвердило Положение об учительских институтах и Устав институтов. В Положении рекомендовалось преобразовать учительские институты в автономные педагогические учебные заведения, а в Уставе подчеркивалось, что «учительские институты есть высшие учебные заведения, имеющие целью дать педагогическую и научную подготовку лицам, желающим посвятить себя педагогической деятельности в средней школе». Срок обучения в институтах был продлен до 4-х лет. Совещание приняло также решение создать две педагогические академии в Петрограде и в Москве.

Наконец, в-четвертых, открывшийся 25 августа 1918 г. в Москве 1-й Всероссийский съезд по просвещению в России принял специальную резолюцию о «создан[ии] единого типа высшего педагогического заведения». Для реализации принятого решения съезд рекомендовал:

1) немедленно приступить к созданию двух педагогических академий и к преобразованию в этом же учебном году учительских институтов в высшие педагогические учебные заведения;

2) слить все педагогические курсы и семинарии в высшие педагогические учебные заведения.

В скором времени отдел подготовки учителей Наркомпроса приступил к практическому осуществлению этих мероприятий. Так, 5 октября 1918 г. Государственная комиссия по просвещению решила впредь именовать учительские институты педагогическими институтами [22]. Вслед за этим (в течение октября-декабря 1918 г.) на места были разосланы Устав педагогического института и предложение учительским институтам об их переходе на положение высших учебных заведений.

Долгожданное постановление Наркомпроса № 1303 о преобразовании учительских институтов в высшие педагогические заведения вышло в декабре 1918 г. На основании этого документа в 1918-1919 учебном году почти все учительские институты России были преобразованы в высшие педагогические учебные заведения[23].

В Самаре первым на путь преобразования встал Виленский учительский институт. Вопрос «О слиянии Виленского и Самарского учительских институтов» был заслушан дважды:

– 25 октября 1918 г. на заседании губернского отдела народного образования;

– 19 ноября 1918 г. на объединенном заседании педагогических Советов обоих институтов с участием представителя губернского отдела народного образования.

В результате проведенных мероприятий было принято решение о слиянии Самарского и Виленского учительских институтов в один – Самарский педагогический институт.

Подобное решение, безусловно, имело веские причины:

1) самостоятельное существование в одном городе двух учительских институтов стало бессмысленным;

2) слияние учебных заведений существенно сокращало расходов на их содержание;

4) процедура объединения вузов облегчало процесс преобразования институтов в высшую педагогическую школу.

В представлении № 2640 Самарского губернского отдела народного образования, адресованном Народному Комиссариату просвещения РСФСР, в частности, говорилось, что формирование педагогического персонала для будущего высшего педагогического учебного заведения поручено Особой аттестационной коллегии, решение которой препровождается на окончательное заключение в губернский отдел народного образования[24].

В декабре 1918г. – январе 1919г. в Самаре идет интенсивная работа по созданию педагогического института:

1. Поиск помещения для педагогического института

Было принято решение о передаче в распоряжение пединститута здания коммерческого училища по адресу: угол ул. Соборной и Симбирской, № 202.

2. Утверждение педагогического персонала

К преподаванию были временно допущены т.т. (товарищи) Динзе, Василейский, Пятосин, Ливеровский, Моровский, Долгих, Шифнер, Южанин, Гельман, Митрошенко, а вопрос о допуске к преподаванию в институте т.т. Аринушкина и Преображенского был оставлен открытым до переговоров с ними.

3. Передача помещения и оборудования институту

Помещение было принято от прекратившего существование коммерческого училища, оборудование же, включающее библиотеку, кабинеты и учебно-методические материалы, – от Самарского и Виленского учительских институтов

4. Вопрос о правах слушателей, перешедших из Самарского в Виленский учительский институт

Перешедшие из самарского вуза студенты получают стипендии наравне со слушателями Виленского учительского института.

Во вновь образованный Самарский педагогический институт были набраны группы слушателей:

I группа

II группа

IV группа

V группа

Выпускники
учительских институтов
и средних учебных
заведений

62 чел.

26 чел.

26 чел.

19 чел.

10 человек

Работа шла полным ходом, был выбран Президиум педагогического института, членами которого стали: И.С. Пятосин – председатель президиума, С.М. Василейский – секретарь президиума, П.П. Фридолин, В.Н. Перетц, А.З. Моровский, И.Я. Митрошенко, В.П. Адрианова, А.В. Ливеровский.

В 1918-1919 гг. в Самарском педагогическом институте уже активно работают педагогический Совет, канцелярия, хозяйственная часть, библиотека, столовая и другие структурные подразделения. Продолжается комплектование профессорско-преподаватель­ского состава вуза – от имени Самарского губернского отдела народного образования объявляется конкурс на замещение всех преподавательских должностей. Выбранные Особой аттестационной комиссией[25] 12 кандидатур в дальнейшем и составили ядро педагогического Совета будущего Самарского педагогического института. Также в числе приглашенных в состав преподавателей Самарского педагогического института были преподаватели Самарского университета: В.Н. Перетц, В.П. Адрианова, П.П. Фридолин, А.С. Щеглов, А.П. Баранников, М.И. Ливеровская, О.Н. Никонов и др.

Постепенно расширяется диапазон и специфика образовательных направлений вуза: начинают работу одногодичные педагогические курсы по подготовке учителей школ 1-ой ступени, организованные губернским отделом народного образования. Помимо этого, в январе 1919 г. Наркомпрос принимает решение об организации при педагогическом институте отдела дошкольного образования. Книги для библиотеки института были переданы из Самарской духовной семинарии.

Таким образом, в конце 1918 – начале 1919 гг. в Самаре работали два высших учебных заведения: Самарский государственный университет и Самарский педагогический институт. Немаловажным был и тот факт, что в учебно-педагогических вопросах Педагогический институт был автономен. Общий же надзор, контроль и наблюдение за правильностью прохождения средств принадлежало Губернскому отделу народного образования[26].

Некоторое время шло уточнение и разграничение полномочий университета и вновь созданного педагогического института. Так, в конце 1918 г. университет ходатайствовал перед Наркомпросом об открытии в его составе педагогического факультета. Однако Наркомпрос посчитал нахождение в одном городе двух высших педагогических учебных заведений недопустимым.

Однако в целом процесс реорганизации учительских институтов в педагогические по всей стране, в том числе и в Самаре, зачастую создавал трудности в решении многих организационных вопросов. Отсутствие четкого контроля со стороны центральных правительственных органов часто приводило к тому, что без достаточных оснований и необходимых условий на местах создавались университеты и педагогические институты. Конечно, подобные казусы приводили правление Наркомпроса в полное недоумение[27].

Реорганизация системы народного просвещения России, начатая советским правительством в октябре 1918 г., продолжалась несколько лет, в течение которых разрабатывались многочисленные образовательные проекты. Весной 1919 г. руководство отдела подготовки учителей Наркомпроса выступило с двумя предложениями:

– слить педагогические институты с университетами;

– там, где их нет, – с высшими техническими учебными заведениями или расширить задачи педагогических институтов, создать новый тип педагогических учебных заведений для подготовки специалистов по народному образованию в области школьного и внешкольного дела – Институты народного просвещения (в дальнейшем – Институты народного образования с 3-летним сроком обучения).

Данные предложения вызвали множество дискуссий и толков в вузовских и правительственных кругах. Так, 7 июня 1919 г. состоялось заседание педагогического Совета Самарского педагогического института по вопросу преобразования педагогического института в Институт народного просвещения и о слиянии его с Самарским университетом. Обсудив Отношение губернского отдела народного образования от 2 июня за № 3827, заседание пришло к следующим выводам:

1. Такое преобразование возможно.

2. Отделений в институте народного просвещения должно быть три: дошкольное, школьных работников для школ первой ступени, школьных работников для школ второй ступени.

3. Слияние с университетом нежелательно.

Впоследствии, 13 июля 1919 г., на совещании представителей Самарского университета и педагогических учебных заведений губернской столицы было принято решение преобразовать все педагогические учреждения в Самаре в Институт народного образования[28].

В итоге, 24 июля 1919 г. Коллегия Наркомпроса РСФСР приняла постановление «Об устранении параллелизма в высшей школе», по которому одноименные вузы в одном городе было решено объединить, поскольку отдельное существование их не оправдывалось малым количеством учащихся. Почти одновременно состоялось Второе Российское совещание по педагогическому образованию (август 1919 г.) принимает решение об организации в России новых, единого типа педагогических учебных учреждений - Институты народного образования (ИНО).

В результате работы, проведенной как на местном, так и на центральном уровнях, в конце лета 1919 года Самарский педагогический институт прекратил свое существование, а его преемником в деле подготовки педагогических кадров стал Самарский институт народного образования.

Существенно то, что Институты народного образования (ИНО) представляли собой многопрофильные учебные заведения. В утвержденном Уставе ИНО говорилось, что институты народного образования – это «…суть – высшие учебные заведения, имеющие целью подготавливать работников для всех отраслей народного образования: дошкольной, школьной и внешкольной». Каждый ИНО должен был иметь не менее пяти отделений: дошкольное, школы 1-ой ступени, школы 2-ой ступени, трудовое и внешкольное. Некоторые институты могли создавать отделения эстетического воспитания и дефектологии. Базой для создания ИНО должны были стать учительские институты и семинарии.

Институт народного образования в Самаре был создан в сентябре 1919 года. Как и планировалось, занятия в Самарском ИНО начались с 1 октября 1919 г. в помещении бывшего Самарского педагогического института на углу улиц Соборной и Симбирской в доме 202. Но так как здание пединститута еще с весны 1919 г. было занято 246-м эвакогоспиталем (в распоряжении института оставались только физический и химический кабинеты (4 комнаты), библиотека и рисовальный класс, который использовался под канцелярию), занятия ИНО по всем остальным предметам были перенесены сначала в помещение просветительской Ассоциации, а затем в помещение 2-го корпуса университета, где они велись в утренние и отчасти – в вечерние часы.

Самарский институт народного образования как высшее педагогическое учебное заведение имел соответствующую структуру*:

Наименования отдела[29]

Функции

Первый отдел

Подготовка работников
по дошкольному воспитанию
(был организован
в виде одногодичных курсов)

Второй отдел

Подготовки работников
для школы 1-й ступени
единой трудовой школы

Третий отдел

Подготовки работников
для школы 2-ой ступени.
Имел четыре отделения:
физико-математическое,
естественно-географическое, словесное и историческое)

Пятый отдел

Подготовки работников
по внешкольному образованию

*Четвертый отдел подготовки работников по трудовым процессам в единой трудовой школе в октябре 1919 г. еще не был организован

Были созданы канцелярии при третьем и пятом отделах вуза. С 14 октября начинает функционировать показательная школа при институте. Развитие вуза шло быстрыми темпами: уже осенью 1919 г. в Институте народного образования работало 10 кафедр и столько же кабинетов. Создается студенческая организация. Работают студенческая столовая и общежития. Организуются мастерские (сапожная, портняжная, дамская мастерская, прачечная), создается сельскохозяйственная коммуна. В дальнейшем расширяется состав кабинетов, открываются химическая и другие лаборатории.

Однако в августе 1921 г. в русле общевузовских преобразований по разделению университетов на так называемые функциональные факультеты и в связи с предложением Главпрофобра Наркомата просвещения РСФСР о реорганизации Самарского государственного университета принимается решение о закрытии двух факультетов Самарского университета (социально-исторического и физико-математического) и Самарского института народного образования с включением его в состав университета для того, чтобы «взамен таковых открыть с начала 1921-1922 учебного года педагогический факультет университета». Последнее решение было реализовано в намеченные сроки, и Самарский ИНО как отдельный педагогический вуз прекратил свою деятельность осенью 1921 года.

В сентябре 1921 г. вновь образованный педагогический факультет Самарского университета начал свою работу. Важно отметить, что при факультете были сохранены и продолжали действовать опытно-показательные учреждения бывшего Института Народного Образования: школа 1-ой ступени № 4, школа 2-ой ступени № 5, дошкольный детский дом № 89[30].

В сохранившемся отчете педагогического факультета приводятся данные о том, что в 1921-1922 гг. факультет имел шесть отделений: дошкольное, педагогическое, физико-математическое, естественно-географическое, социально-экономическое, литературно-художественное[31]. По сути факультет был педагогическим институтом в составе университета.

Как уже отмечалось ранее, Самарский университет работал до 1927 года. Решено было сохранить только три старших курса медицинского факультета. В июне 1927 г. после выпуска последнего курса медфака Самарский государственный университет был закрыт. Педагогический факультет прекратил свою работу ещё раньше, в 1923 году.

Как показала практика, система ИНО, начавшая, казалось бы, успешно функционировать осенью 1919 года, оказалась недееспособной. Отсутствие достаточного количества научно-педагогиче­ских кадров и необходимого контингента студентов, бедность материально-технической базы, недооценка лекционной работы, недостаточная связь со школой и ряд других причин привели к тому, что Главпрофобр Наркомата просвещения РСФСР в начале 1921 г. ликвидировал эти образовательные учреждения. Не увенчалась успехом и попытка создать так называемые практические институты по подготовке узких специалистов для различных сфер народного образования, в том числе – учителей для семилетних школ. Эти институты были закрыты в 1923 году.

Однако нельзя не оценить положительный вклад институтов в историю народного образования России – это, безусловно, и накопленный педагогический и научный опыт, и объединение под своим крылом лучших педагогических кадров страны того периода. После ликвидации ИНО и практических институтов высшее педагогическое образование стали давать в основном два типа учебных заведений: педагогические институты и педагогические факультеты государственных университетов[32].

Ликвидация сети высших учебных заведений в Самаре в конце 1920-х годов, естественно, подрывала систему подготовки специалистов с высшим образованием – прежде всего, педагогов. Началась ожесточенная борьба административных и общественных организаций за открытие в Самаре университета и педагогического института, и уже 30 ноября 1926 г. бюро Самарского горкома ВКП(б) заслушало вопрос: «О положении вузов г. Самары». Ровно через год, день в день, бюро Самарского горкома ВКП(б) приняло решение о скорейшем создании в губернской столице высших учебных заведений.

Ситуация действительно была катастрофической: острая нехватка педагогических кадров делала невозможным выполнение плана так называемого «всеобщего обучения». В этих условиях был необходим новый состав учителей (около тысячи человек) для сельских школ повышенного типа с подготовкой до 1931-1932 учебного года, но осуществление этого плана с столь короткие сроки не представлялось возможным.

Тем не менее, создание педагогического института в Самаре признавалось делом крайне важным не только для Самарской губернии, но и для соседних губерний и национальных республик. Бюро приняло решение гарантировать центру всемерную материальную поддержку Самарского педагогического института со стороны Губисполкома, но вместе с тем требовать принятия института на госснабжение полностью.

Самарский педагогический институт был вновь открыт решением совнаркома РСФСР № 516 от 18 июня 1929 г.: «Об изменении в сети и структуре высших учебных заведений РСФСР на 1929-1930 учебный год». 10 июля 1929 г. об этом сообщила своим читателям газета «Средне-Волжская Коммуна». В заметке «Новые вузы в Самаре» говорилось: «Согласно постановлению СНК РСФСР во изменение сети структуры вузов намечено открыть педагогический институт в Самаре».

Как известно, за свою вековую историю институт не единожды менял название. Вот один из характерных примеров: по административному делению Самара была центром Средне-Волжской области, и с 18 июня по 8 декабря 1929 г. вуз именовался Самарским педагогическим институтом. Но 20 октября 1929 года постановлением ВЦИК РСФСР Средне-Волжская область была преобразована в Средне-Волжский край, включающий в себя четыре области: Оренбургскую, Ульяновскую, Пензенскую и Самарскую, вследствие чего Самарский педагогический институт получил статус краевого и с 8 декабря 1929 г. по 3 мая 1931 г. носил название Средне-Волжского педагогического института.

Средне-Волжский педагогический институт являлся высшей педагогической школой комбинированного типа, готовящий преподавателей трех категорий:

– рабфаков;

– педучилищ (педтехникумов);

– фабрично-заводских семилеток (ФЗС) и школ крестьянской молодежи (ШКМ).

Официальное торжественное открытие института состоялось 8 декабря 1929 г. в новом здании по адресу: ул. М.Горького, 65/67.

В год своего 100-летнего юбилея наш вуз именуется Поволжской государственной социально-гуманитарной академией (ПГСГА). В соответствии с действующими ныне лицензией и аккредитацией основным видом деятельности Академии является образовательная деятельность в сфере высшего, послевузовского и дошкольного образования. Основанная как учительский институт и прошедшая через такие организационные формы, как педагогический институт, педагогический факультет университета, институт народного образования, педагогический университет, ПГСГА пришла к своему 100-летию как одно из крупнейших высших учебных заведений гуманитарного типа Российской Федерации. Суть же ее деятельности на протяжении всегда оставалась одна – подготовка высококвалифицированных педагогических кадров для всех типов учреждений народного образования, науки и культуры.

Shot 2013.5.15 - 12.09.54 - Глава1 [Режим ограниченной функциональности] - Word (WINWORD.EXE).jpg

Хронология основания и этапов развития ПГСГА 
(1911-1929 гг.)

1 июля 1911г., г. Санкт-Петербург – опубликовано разрешение министра просвещения России об открытии Самарского учительского института.

16 октября 1911 г., г. Самара – открытие Самарского учительского института.

22 августа 1917 г., г. Санкт-Петербург – временным правительством России утверждено Положение о педагогическом институте Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г.

28 октября 1917 г., г. Самара – день начала функционирования педагогического института Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г.

29 октября 1917г. – день официального открытия педагогического института Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г.

10 августа 1918г., г. Самара – опубликован приказ № 216 Комуча о преобразовании педагогического института Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 г. в Самарский государственный университет.

11 августа 1918 г., г. Самара – открытие Самарского университета.

Весна 1918 г. – начало перестройки системы педагогического образования органами советской власти с целью повышения качества подготовки учителей.

7 мая 1918 г., г. Москва – состоялся Всероссийский съезд от слушателей 22-х учительских институтов РСФСР, на котором был рассмотрен вопрос: «О возведении учительских институтов в статус высших учебных заведений и присвоении реформированным институтам наименования педагогических».

18 – 25 августа 1918 г., г. Москва – работает созванное Наркомпросом РСФСР первое всероссийское совещание по педагогическому образованию в России, на котором одобрена реформа учительских институтов.

25 – 28 августа 1918г., г. Москва – работает первый всероссийский съезд по просвещению в России, на котором принята специальная резолюция о преобразовании учительских институтов в высшие педагогические учебные заведения.

5 октября 1918г., г. Москва – Государственная комиссия по просвещению по предложению зам. наркома просвещения М.И. Покровского принимает решение впредь именовать учительские институты педагогическими институтами.

1918 – 1919 гг. – большинство учительских институтов России преобразуются в высшие педагогические учебные заведения.

Октябрь-декабрь 1918 г. – в Самаре идет широкое обсуждение вопроса о слиянии Самарского и Виленского (эвакуированного в Самару в 1915 г.) учительских институтов и преобразовании их в педагогический институт.

19 ноября 1918 г., г. Самара – состоялось объединенное заседание педагогических Советов Самарского и Виленского учительских институтов с участием представителей ГубОНО, на котором решён положительно вопрос о слиянии двух учительских институтов в один и признано желательным и возможным объединенные учительские институты преобразовать в высшую педагогическую школу.

27 ноября 1918 г., г. Самара – губернский отдел народного образования заслушал доклад заведующего ГубОНО по вопросу о слиянии двух учительских институтов и преобразованию их в педагогический институт, принято решение, одобряющее такое преобразование.

2 декабря 1918 г., г. Самара – губернский отдел народного образования направил в Наркомпрос РСФСР представление № 2640 с ходатайством о скорейшем проведении в жизнь в Самаре намеченного преобразования учительских институтов в педагогический институт.

12 декабря 1918 г., г. Москва – отделом подготовки учителей Наркомпроса РСФСР на представление Самарского ГубОНО наложена резолюция «Сообщить в губернский отдел разрешение открыть Самарский пединститут взамен Виленского и Самарского учительских институтов».

Январь 1919 г., г. Москва – создан Самарский педагогический институт на базе Самарского и Виленского учительских институтов.

24 июля 1919 г., г. Москва – коллегией Наркомпроса РСФСР принято постановление «Об устранении параллелизма в высшей школе», в котором предлагается одноименные вузы в одном городе объединить.

Август 1919 г. – август 1921 г. – проведено второе всероссийское совещание по педагогическому образованию, принято решение об организации в России единого типа педагогических учебных заведений – институтов народного образования, базой для которых должны стать учительские институты и учительские семинарии.

1 октября 1919 г. – август 1921 г., г. Самара – период работы института народного образования, созданного на базе Самарского педагогического института.

Август 1921 г., г. Москва – в России проходят преобразования по разделению университетов на функциональные факультеты. По предложению Главпрофобра Наркомата просвещения РСФСР в Самаре объединяются два факультета университета (физико-математический и социально-исторический) и институт народного образования и создается педагогический факультет Самарского университета.

Сентябрь 1921 г. – 1923 г., г. Самара – время работы педагогического факультета Самарского государственного университета.

Март 1923 г., г. Самара – ученым Советом Самарского университета принято решение о постепенном закрытии вуза из-за недостатка средств.

1 сентября 1927 г., г. Самара – закрыт Самарский университет.

14 мая 1928 г., г. Москва – принято постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР об организации Средне-Волжской области с центром в г. Самара.

18 июня 1929 г., г. Москва – Совнаркомом РСФСР принято постановление «Об изменении в сети и структуре высших учебных заведений РСФСР на 1929-1930 учебный год», разрешающее вновь открыть педагогические институты в ряде городов, в том числе и в Самаре.

2 сентября 1929 г., г. Самара – начало занятий в Самарском педагогическом институте.

20 октября 1929 г., г. Москва – постановлением ВЦИК РСФСР Средне-Волжская область переименована в Средне-Волжский край, включающий в себя 4 области (Оренбургскую, Ульяновскую, Пензенскую и Самарскую). Город Самара становится центром края, а Самарский педагогический институт принимает статус краевого.

8 декабря 1929 г., г. Самара – состоялось торжественное открытие Средне-Волжского педагогического института.


[1] В.Ю. Кузьмин. Самарский учительский институт (1911-1918 гг.). Самара, 1999 г.

[2] Материал, посвященный истории основания и деятельности Самарского учительского института в период с 1911-го по 1929 год, подготовлен сотрудниками музея истории ПГСГА В.А. Рубцовой и Н.И. Павловой.

[3] В книге В.Ю. Кузьмина была приведена схема такой трансформации, но как показали вновь изученные архивные источники, она потребовала дополнительного уточнения.

[4] Национальный архив, Татарстан, ф. 92, оп. 2, дело 1391, л. 103.

[5] Русская школа. 1897.

[6] Низким был образовательный ценз учителей народных училищ в Самарской губернии. В 1911 г. среднее педагогическое образование имели лишь 38,7% самарских учителей, остальные ограничивались средним светским, духовным, низшим или домашним образованием.

[7] Интересно, что в 1905 г. Самара среди десяти российских городов претендовала на открытие в городе университета за счет бюджета Министерства Народного просвещения, нерастраченного в связи с временным закрытием Варшавского университета. Однако победу одержал город Саратов, где университет был открыт в 1909 г.

[8] Как писала самарская пресса того времени, «закончившаяся на днях 46-ая сессия Самарского Губернского Земского собрания ознаменовалась историческим постановлением,… решила достойно увековечить 50-летнюю память освобождения крестьян от крепостной зависимости и единогласно постановило в память 19 февраля 1961 г. основать в Самаре за счет Самарского Губернского земства Высший женский педагогический институт, превратив в него существующую с 1871 г. земскую школу сельских учительниц. Это постановление создавало впервые в России высшее земское учебное заведение для женщин-учительниц, открывая доступ к деревне женщинам-учительницам с высшим образованием».

[9] По этому поводу в письме попечителя Казанского учебного округа директору народных училищ Самарской губернии от 10 апреля 1909г. сообщается: «Представлением от 24 марта 1909 г. за № 4817 мною возбуждено ходатайство перед Министерством народного просвещения об учреждении в г. Самаре Учительского института… Департамент народного образования письмом-отношением от 3 апреля с.г. за № 7584 просил меня передать Министерству сведения, какое материальное участие могло бы принять земство и городское самоуправление в деле открытия института…» (ГАСО, ф.106, оп. 1, дело 1, л. 1.)

[10] В отношении министра народного просвещения попечителю Казанского учебного округа от 22 апреля 1911 г. за № 14095 об этом сказано так: «Ввиду последовавшего 5 апреля с.г. высочайшего утверждения Государственной росписи доходов и расходов на 1911г. я разрешаю открыть с 1 июля сего года Учительский институт с городским при нем училищем в г. Самаре». Это решение было продублировано в телеграмме министерства народного просвещения правлению Казанского учебного округа. В документе говорилось: «5 апреля последовало Высочайшее утверждение государственной росписи доходов и расходов на 1911 год, вследствие чего Его Высокопревосходительство разрешил открыть в Самаре с 1 июля 1911года учительский институт с городским при нем училищем».

В свою очередь правление Казанского учебного округа прислало директору народных училищ Самарской губернии следующее сообщение: «Министерство народного просвещения предложением от 22 апреля 1911 года за № 14095 уведомило правление Казанского учебного округа, что ввиду последовавшего 5 апреля с.г. высочайшего утверждения Государственной росписи доходов и расходов на 1911 год, министерство разрешает открыть с 1 июля сего года Учительский институт с городским при нем училищем в г. Самаре и предлагает принять надлежащие меры к подыскиванию и оборудованию соответствующего помещения для названного института и к своевременному открытию занятий».

[11] Аренда помещения для учительского института и процедура оплаты оказались делом сложным и дорогостоящим. Так, 19 ноября 1911 г. директор Самарского учительского института сообщил Департаменту Министерства народного просвещения, что наем особняка производится из средств казны по параграфу 7, статьи 4, литеру Г Министерской сметы, на что расходуется в год 5600 рублей. В снимаемом под институт помещении находятся квартиры директора и письмоводителя, остальной же личный состав должностных лиц института ими не пользуется и квартирного довольствия не получает.

[12] См.: Кузьмин Ю.В. Самарский учительский институт (1911-1918 годы).

[13] На содержание института было выделено 100000 рублей. Собрание просило внести в смету 1918 года сумму не только на содержание историко-филологического факультета, но и на оборудование и содержание физико-математического факультета.

[14] В 1922 г. А.П. Нечаев был приглашен к больному В.И. Ленину для психологического обследования по собственным методикам.

[15] В первой половине сентября 1917 г. в газетах «Русские ведомости», «Речь» и др. помещается объявление Самарской Губернской земской управы об открытии Самарского педагогического института. 28 октября 1917г. был отмечен как день «начала функционирования Самарского Земского педагогического института». На следующий день 29 октября 1917 г. состоялось официальное открытие Самарского педагогического института. Расположился институт в здании бывшей школы сельских учительниц, закрытой в 1913 г.

[16] Так, в 1918 г. был подготовлен к печати первый выпуск учёных известий Самарского педагогического института – прообраза будущих учёных записок вуза.

[17] При институте работали эвакуированные из Петрограда Высшие курсы общества экспериментальной педагогики.

[18] 8 июля 1918 г. власть в губернском центре перешла к Комитету Членов Всероссийского Учредительного Собрания (Комучу).

[19] Таким образом, фактический анализ позволяет утверждать, что Самарский университет был создан на базе педагогического института Самарского губернского земства памяти 19 февраля 1861 года.

[20] Нельзя не отметить и некоторые необдуманные решения властей, касающиеся условий приема людей в высшие учебные заведения. Так, например, 2 августа 1918 года был подписан специальный декрет Совнаркома «О правилах приема в высшие учебные заведения», в котором, в частности, говорилось: «Каждое лицо, независимо от гражданства и пола, достигшее 16 лет, может вступить в число слушателей любого учебного заведения без представления диплома, аттестата или свидетельства об окончании средней или какой-либо школ».

[21] В адрес Наркомпроса была отправлена телеграмма от IX губернского съезда Советов Самарской губернии, всецело поддерживающего решение Губернского отдела народного образования об открытии в Самаре университета.

[22] Данное предложение внес зам. наркома просвещения РСФСР М.И. Покровский.

[23]. Из 31-го учительского института не были преобразованы только шесть: Оренбургский, Ново-Оскольский, Симбирский, Белгородский, Астраханский и Новгородский.

[24] На данное представление отделом подготовки учителей Наркомпроса РСФСР 12 декабря 1918г. была наложена резолюция: «Сообщить в губернский отдел разрешение открыть педагогический институт взамен Виленского и Самарского учительских институтов». Одновременно в Самару отделом подготовки учителей Наркомпроса было направлено письмо с подробными рекомендациями по созданию педагогического института.

[25] В состав Комиссии, образованной при Самарском университете, входили: профессора университета В.Н. Ивановский, Е.И. Тарасов, А.В. Багрий, В.Н. Гориневский, преподаватель просветительской Ассоциации при Самарском университете В.А. Жебровский и четыре представителя от студентов.

[26] В апреле 1919 г. Отдел подготовки учителей Наркомпроса своей директивой за № 1916/26 уведомил об этом администрацию Самарского педагогического института.

[27] Так, 19 февраля 1919 г. на заседании президиума Совета Самарского педагогического института было заслушано сообщение члена комиссии Наркомпроса Бирюкова по вопросу: «О взглядах центра на дальнейшую судьбу педагогических институтов вообще и Самарского в частности». Бирюков сообщил, что в Москве стало известно о том, что в Самаре имеется три педагогических учебных заведения: Самарский учительский, Виленский учительский и Самарский педагогический институты. В добавление к этому существует ещё и педагогический факультет при университете. В связи с этим из Москвы в Самару была послана комиссия Наркомпроса, которая выяснила, что Самарский и Виленский учительские институты слились в единый Самарский педагогический институт, а педагогического факультета при университете пока не имеется.

[28] Несмотря на наметившуюся реорганизацию Самарского педагогического института, работа его продолжалась. С 15 июня 1919 г. при институте открывается книжное бюро, в июле объявляется конкурс на замещение штатных преподавательских должностей, начинается прием прошений от желающих поступить в институт.

[29] Кроме названных отделов при Самарском ИНО организуется и начинает работу подготовительная группа с одногодичным курсом.

[30] В это же время происходит передача имущества, оборудования и учебных пособий бывшего ИНО педагогическому факультету университета. В начале октября 1921 г. на педагогическом факультете университета начались занятия. Деканом факультета был избран Л.И. Бирюков, который позже (в 1923 г.) был заменен на этом посту П.А. Смирновым.

[31] В 1922-1923 гг. отделений осталось три: физико-математическое, естественно-географическое и словесно-историческое.

[32] Они строили свою работу на основе Положения о высших учебных заведениях, подписанного В.И. Лениным 2 сентября 1921 года, и Положения о высших учебных заведениях, утвержденного Совнаркомом РСФСР 3 июля 1922 года.